забыли пароль?
регистрация
войти через:
«У нас все получится!»
28.11.2019 16:23:38
Средства, собранные в ТОГУ по акции #ЩедрыйВторник 3 декабря, будут направлены на оказание помощи 8-летнему Артему Вострикову. Он первоклассник. У него есть мама, старшая сестренка, дедушка и кошка. А еще у него есть диплегия – это одна из форм детского церебрального паралича (ДЦП), когда поражены в основном ноги и руки, а интеллектуальные способности сохранены. Но у мальчика нет возможности стать чуть более самостоятельным, чем сейчас. Редакция TOGUlife познакомилась с Артемкой и его мамой. Они чудесные. И им нужно помочь.

То, как живет сейчас вся семья Артема — следствие родовой травмы в шейном отделе позвоночника. С мамой они уже преодолели очень многое, и оба знают, что если не сдаваться, то результат непременно будет. Первые четыре года своей жизни Артем постоянно проходил курсы лечения различными препаратами. Были судороги, склонность к эпилепсии, он умел только ползать. «Летом 2015 года стал вопрос или работать, или быть с сыном, чтобы тренировать его сначала вставать, потом ходить, — вспоминает Юлия Вострикова. —  Не знаю, как соседи к нам полицию не вызвали, когда мы начинали тренировки. Ему больно, он кричит, плачет, я тоже в голос рыдаю. Ужас был. Но постепенно стало получаться, я ему всегда говорю: у тебя все получится, надо стараться и не сдаваться».

Семья живет на втором этаже, это два лестничных пролета и плюс довольно высокая лестница перед подъездом. Этот квест мальчик самостоятельно пока не может пройти. Мама Юля через администрацию Краснофлотского района добилась, чтобы управляющая компания оборудовала кладовую для инвалидной коляски на первом этаже и поручни в подъезде, чтобы Артем мог держаться за них и самостоятельно спускаться во двор. Но, увы. Поручни сварили из ржавых труб, слишком толстых, чтобы Артем мог ухватиться за них, прикрепили слишком высоко для ребенка, да и покрасить ржавчину тоже бы не помешало. Борьба с жилконторой за то, чтобы оборудовать простейший опускающийся пандус на лестницах, пока только начата: несмотря на то, что Юлия собрала согласие на эту конструкцию у всех жильцов подъезда, чиновники от ЖКХ продолжают настаивать, что по техническим нормам и стандартам «не положено».

В квартире сразу видно, что здесь живет особенный ребенок. На стенах поручни, чуть ли не половина мебели — специальные кресла и аппараты для реабилитации. «Надо как-то почаще выходить, воздухом дышать, у нас балкона здесь нет. Летом открываем окно, зимой специально для Артема приносим в ведерке снег, чтобы он мог поиграть в снежки. [Кошка] Варька попадает под обстрел», — начинает рассказывать Юлия и становится понятно, что дом, в котором живет Артем, — натуральная крепость для него.

 

«Артемка водителем хочет стать. Говорит, хочу иметь машину, чтобы уехать отсюда далеко-далеко. Невыносимо же постоянно в четырех стенах. Он же видит других детей и все понимает», — мама и сама не совсем справляется с эмоциями, рассказывая, как сын иногда плачет и просит увезти его с детской площадки, где идут игры, в которых Артем не может поучаствовать.

Пройденные реабилитационные курсы и годы тренировок уже дают видимые результаты. Артем понемногу учится ходить и сидеть, развивает мелкую моторику рук. Сейчас он уже первоклассник. Буквы знает, но писать их пока не может, не получается. Нужно осваивать клавиатуру, но не на чем. Учительница приносит с собой ноутбук, чтобы мальчик мог заниматься хотя бы иногда. Школу Востриковы посещают раз в неделю, по пятницам. Приезжают на занятия у психолога и логопеда. Там тоже нет ни пандусов, ни поручней, по лестницам мама таскает школьника на себе.

 

Артем очень смышленый, любознательный и самостоятельный мальчик. Любит учиться, очень старается, чтобы научиться читать. Любит открывать для себя что-то новое, всегда хочет объять необъятное. Учителя приходят к мальчику домой, чтобы рассказать новый материал и проверить домашнее задание. «От остальных детей он отличается только тем, что физически ограничен, а психологические тесты он проходит на максимальное количество баллов», — резюмирует мама Юля.

Как и все дети, Артем обожает сказки и советские мультфильмы. Сейчас его любимый — про кота Леопольда. Как только речь заходит о мультиках, тут же находит в поисковике на смартфоне самую любимую серию, не выдерживает и начинает пересказывать ее слово в слово, копируя эмоции и интонации персонажей. «Память у него отличная, — гордится мама, — 2–3 раза посмотрел или послушал сказку, и уже может ее пересказать. На ночь всегда говорит, что без сказки не уснет, и сам мне начинает рассказывать одну за одной, иногда придумывает».

Артемка любит шутить, но развивать навыки общения особо не с кем. Кроме родных мальчик чаще всего общается только с врачами. По больницам ходить ему не сильно нравится, потому что многие врачи даже не пытаются увидеть, что у пациента все нормально с интеллектом. В итоге юмор у Артема получается специфический. Мама вспоминает ситуацию, которая произошла, когда они с Артемом ездили на реабилитацию во Владимир, там для него сделали аппарат для тренировки ног. В самолете после приземления из кабины пилотов к нему вышел командир экипажа, поздороваться. Артем же ответил на приветствие цитатой из детского влога: «Я Свинотрон, приятно познакомиться». Если не знать, что в новом аппарате Артем действительно напоминает этого персонажа, шутка, конечно, так себе.

 

В минуты, когда на маму находит отчаяние, Артем всегда поддерживает ее, как настоящий мужчина: «Пока я рядом, все будет хорошо. Я сказал, значит, так будет». А на днях Артем был участником физкультурно-спортивного фестиваля Краснофлотского района «Сильные духом люди», где ему вручили золотую медаль и диплом победителя.

Артем признался, что на Новый год хочет попросить Деда Мороза, чтобы ему подарили еще три «Киндера» из серии про Черепашек Ниндзя. Три фигурки участников героической четверки у него есть, и очень хочется, чтобы коллекция была полной. «А если не попадется нужной фигурки, я все равно буду рад, что остальных у меня будет по две», — обещает мальчишка.

 

А вот самая большая и самая неподъемная для его семьи мечта — купить для Артема инвалидную коляску с электроприводом. На обычной он не может передвигаться сам, не хватает силы и ловкости в руках. Такая коляска стоит от 40 тысяч рублей, это если б/у, о покупке новой мама Юля даже не стала говорить. Уже четыре года, как она не работает. Семья пытается выживать на пенсионные, положенные от государства. И без слов понятно, что это нереально. «Сейчас, когда Артему уже не требуется столько внимания, наконец-то у меня появилась возможность взять подработку. Смогу работать только на дому, но готова отозваться на любые предложения», — говорит Юлия.

Кстати, когда-то давно, еще до рождения Артемки, Юлия работала библиотекарем в нашем университете.

Помочь Артему и его маме собрать деньги на главную мечту — электроколяску — можно, оставив пожертвование в одном из ящиков, которые будут размещены организаторами акции, поучаствовав в беспроигрышной лотерее или просто пообедав 3 декабря в любой столовой ТОГУ, сделав прическу в парикмахерской «Апрель» или купив канцтовары в киоске четвертого этажа левого крыла ТОГУ.

Алексей Павликов, Ольга Шульга.

Фото Екатерины Иванченко

и из личного архива Юлии Востриковой

 

комментарии (0): загрузка...