забыли пароль?
регистрация
войти через:
03.05.2020 19:22:31

 

Хабаровский автомобильно-дорожный институт был открыт в 1958 году, спустя 13 лет после окончания Великой Отечественной войны. Что на самом деле значат эти цифры, можно понять с помощью простой математики. Все, кто стал первыми студентами ХабАДИ, были рождены до 1941 года — их называют дети войны, это те, кто в детсадовском возрасте познал голод, холод и страх. Их педагогами стали настоящие герои — те, кто до этого своими руками, волей и упорством, трудом на фронте и в тылу выстоял и добыл Великую Победу.
В первом составе педагогического коллектива нашего университета было много фронтовиков и ветеранов тыла. В этой подборке исторических материалов мы постараемся рассказать вам о людях, совершивших как минимум два больших подвига в жизни — победивших фашизм и построивших для нас ТОГУ. 

БОЕВОЙ ПУТЬ НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА МИХАЙЛОВА

Николай Николаевич Михайлов
 

Николай Николаевич Михайлов родился в Харькове 20 марта 1924 года в семье военнослужащих. В 1934 году отец десятилетнего Коли переехал в Хабаровск и устроился работать на Центральном телеграфе. Вслед за ним последовала и вся остальная семья.

Николай Николаевич был очень разносторонним ребенком. Учебу в школе, и надо сказать учебу успешную, он сочетал с занятиями в музыкальной школе по классу фортепьяно. Через всю жизнь он пронес любовь к музыке, а в архивах библиотеки Тихоокеанского государственного университета хранятся песни военных лет, записанные Николаем Николаевичем под собственный аккомпанемент. До 1941 года Н. Н. Михайлов учился в средней школе № 34, но с началом войны помещение было реквизировано военведом, а всех учащихся перевели в школу № 35, которую Николай и закончил с отличием. Ожидая призыва в армию, он работал вместе с остальными учениками 35-й школы на сельскохозяйственных работах в колхозе «Первое мая» Амурской области, откуда в августе 1942 года и был призван в ряды Красной армии. Служил Михайлов в танковых частях вплоть до мая 1947 года.

Время, когда Николая призвали в армию, было для страны самым тяжелым. На Родину обрушились тяжелые испытания: вражеские войска подошли непосредственно к Сталинграду, а в предгорьях Кавказского хребта с большим трудом немцы были остановлены на линии Новороссийск–Туапсе–Теберда–Орджони­кидзе–Грозный.

 Начал свою службу Николай Николаевич в первом учебном танковом полку ОУТП (сначала в Завитой, затем в городе Ворошилово-Уссурийском), где помогал убирать урожай. Затем прошел курс молодого бойца, а 7 ноября 1942 года принял долгожданную присягу. На курсах молодого бойца Н. Н. Михайлов изучил легкие танки (БТ-5, БТ-7) и их вождение. Известия, приходившие с фронта, становились все тревожнее. Солдатам не терпелось отправиться в бой. Однажды декабрьской ночью взвод был поднят по тревоге и погружен в эшелон (без техники и без оружия). Никто не знал, куда они едут. В Краснодоримске неожиданно получили приказ двигаться обратно. Похоже, командование поняло, что без техники и оружия они мало чего стоили. Скорее всего, это решение военведа спасло Н. Н. Михайлову и его сослуживцам жизни.

Вскоре под Сталинградом наметился перелом: армию Паулюса окружили, и дело шло к ее уничтожению. В итоге взвод Н. Н. Михайлова получил учебный «передых»: в Свердловске эшелон расформировали с ориентировкой на три разных завода, где ковалась броня. Так Н. Н. Михайлов оказался в одном из учебно-танковых полков, находившихся как раз рядом со строившимися промышленными объектами. Там обучались кадры, готовые к использованию новой техники. Было очень трудно, но солдаты видели, их учат тому, что обязательно потребуется в бою, и понимали, от того, как они освоят новое и трудное дело, зависят не только боевые успехи, но и их собственная жизнь, и не сердились на требования командиров. Именно в Свердловске Н. Н. Михайлов познакомился со знаменитой «тридцатьчетверкой», танком, которому суждено было стать его домом.

Конечно, жизнь солдат было трудно назвать сказкой: вечный недосып, недоедание. Но никто не жаловался. Так на тощих тыловых харчах Николай заработал «куриную слепоту» и ужасно боялся, что могут задержать с отправкой на фронт, поэтому сохранял в тайне свою «неполноценность».

Несмотря на все недомогания и проблемы, в мае 1943 года Николаю Николаевичу было присвоено звание старшего сержанта. Наконец, на прогонке был обкатан танк, пристреляно оружие, и Н. Н. Михайлов в составе экипажа отправился на Запад. Радист-пулеметчик Иван Нарежный, механик-водитель Николай Никонов, командир машины Николай Григоренко – они стали настоящей семьей для Николая Николаевича, служившего командиром башни, что в переводе с официального – «заряжающий».

Затем эшелоны влились в ряды 3-й Гвардейской танковой армии, готовившейся к сражению на Курской дуге. Здесь, на северной стороне Курской дуги,  экипаж  Н. Н. Михайлова  в составе 187-й, а затем 57-й Гвардейских танковых бригад принимал участие в боях за Кромы, Дмитровск-Орловский, Севск. Николаю Николаевичу довелось замещать командира машину, т. е. быть не только «заряжающим», но и «стреляющим». На Курской дуге для Н. Н. Михайлова и началась война.

В танковых сражениях, проходивших рядом с Прохоровкой, он впервые почувствовал воинское братство и солдатскую дружбу. Из письма Н. Н. Михайлова  от 27 декабря 1943 года: «Здесь и мой радист Иван Нарежный, и механик, тоже Николай, но только Никонов, и Жоржик Уваров и много других. Есть и новые друзья, а дружба у нас великое дело – ее может разбить только лишь смерть, да и то вряд ли и тогда забудешь своего друга, с которым живешь и борешься, с которым вместе решаешь вопросы жизни и смерти. Так что такая дружба не разрушится из-за пустяков. Наша дружба – это дружба». Несмотря на скудный сон (всего 3-4 часа в сутки), изнурительные наряды, на то, что вокруг война и разрушения, солдаты не разучились радоваться каждому прожитому мгновению. Н. Н. Михайлов писал: «Время у нас не может и на минуту быть слезливым – все время шутка на шутке, песня на песне».

Трофейный аккордеон Н. Н. Ми-хайлова. Хранится в музее исто-рии ТОГУ

Воспоминания о доме для солдат не слезливы и горестны, а наоборот, полны надежд на возвращение, всегда отрадны. Даже на расстоянии не перестают они заботиться о своих близких, забывая о собственных лишениях. В одном из своих писем с фронта Николай Николаевич обращался к сестре: «Занимайся и занимайся, Татьянка, как можно лучше. Ты, правда, не представляешь себе, какое это счастье! А ведь здесь эти два года при немцах никто не имел возможности заниматься, и сейчас немало ребятишек со слезами просятся в школу.  Подумай об этом, это я пишу не слова – это факт. Немало ребятишек просят мамку починить сапоги, просят, плачут, чтобы было в чем идти в школу. А у вас этого-то нет. Не правда ли? Вот такие-то дела!» Как ни удивительно, в письмах Николая Николаевича нет и следа уныния, горя и жалости к самому себе, а наоборот, его письма пронизаны надеждой, можно сказать больше, уверенностью в победе. Он не забывает о чувстве долга перед Родиной, перед миллионами людьми, укрывшимися за широкими солдатскими спинами. Он постоянно ощущал эту ответственность и особенно в период боев на Курской дуге (5 августа – 23 августа 1943 года).

В ночь на 6 июля командующий Воронежским фронтом выдвинул  на  вторую  полосу   обороны 6-й  Гвардейской  армии  10-ю танковую армию генерала М. Е. Катукова, а также 2-й и 5-й Гвардейские танковые корпуса. Сюда же прибыли новые истребительно-противотанковые подразделения части. Танкистам было приказано закопать свои боевые машины в землю и с места расстреливать танки врага. Сражение продолжалось с неослабевающим напряжением, противник бросал в атаки все новые и новые силы. Советские воины стояли насмерть. С 13 июля Красная армия перешла в наступление, 5 августа были освобождены два старинных города Орел и Белгород. В ознаменование этой большой победы в Москве был дан первый победный салют в честь доблестных войск Западного, Брянского, Центрального, Воронежского и Степного фронтов. 23 августа  был освобожден Харьков. В Курской битве окончательно рухнула немецкая наступательная стратегия, завершился коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.

В упорных боях часть потеряла больше половины танков и личного состава. Н. Н. Михайлова с группой «безмашинных» механиков в конце января 1944 года направили в тыл за получением новых боевых машин, которые выпускались на Горьковском автомобильном заводе. Но это были не тридцатьчетверки, а самоходные установки СУ-76.  С октября 1944 года были начаты работы по конструированию и созданию самоходно-артиллерий­ских установок (САУ). На базе шасси и основных узлов легкого танка Т-70 была создана самоходная установка СУ-76. Николаю Николаевичу предстояло до их получения в Горьком переучиваться в учебном полку в городе Владимире. Успехи на фронтах заставляли думать о том, что война не бесконечна, глядишь, повезет и домой вернешься.

Письмо Н. Н. Михайлова с фронта, 14 августа 1943 г. Письмо Н. Н. Михайлова с фронта, 14 августа 1943 г.

Тут Михайлову и подумалось: «Демобилизуюсь, а специальности нет. Хорошо ли на гражданке «пушкарю»? Что там с пушкой делать? Тем паче, что ее при увольнении не отдадут». Он принял решение получить гражданскую специальность шофера-тракториста-механика. Николай Николаевич добился аудиенции у командира учебного полка и попросил перевести его из батальона, готовившего командиров орудий, в батальон, в котором готовили механиков-водителей танков-самоходов (это означало, что, на гражданке будет специальность механика, тракториста, водителя машины и т. д.). Именно в этот батальон были направлены его товарищи, «безмашинные» механики, и он сам. Полковник дал добро на этот перевод. Так Н. Н. Михайлов стал обучаться на механика-водителя, т. е. стал заниматься тем делом, начало которому было положено еще при несении службы на Дальнем Востоке. В конце лета 1944 года, закончив обучение во Владимире, они получили в Горьком свои самоходки, обкатали их, пристреляли оружие, погрузили на железнодорожные платформы и были отправлены на львовщину, где пополнялась 1-я Гвардейская танковая армия генерала М. Е. Катукова. Теперь война шла на территории Польши. Запомнились Лодзь, Познань, как освобождалась Варшава, в боях за которую вместе с частями Красной армии самоотверженно сражались воины первой польской армии. 3 февраля 1945 года воины 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов вышли к Одеру, полностью отчистили от врага правый берег и захватили плацдарм на его левобережье. Висло-Одерская операция завершилась.

В феврале и марте 1945 года в составе фронта, которым командовал маршал К. К. Рокоссовский, Николай Николаевич участвовал в отражении Северного контрудара немцев и в уничтожении Померанской группы, а с 16 апреля до 2 мая 1945 года снова в составе 1-й танковой армии участвовал в битве за Берлин. Условия для проведения Берлинской операции сложились только к середине апреля 1945 года. Немцы возвели на подступах к Берлину, особенно в районе Кюстрина и Зеелова, мощные оборонительные рубежи. Геббельс объявил войну тотальной. Советскому командованию удалось создать значительное превосходство в силе над противником. В операции должны были участвовать три фронта:1-й и 2-й Белорусские и 1-й Украинский. После разведки боем 16 апреля  войска  перешли в наступление.

К 20 апреля 1-й Белорусский фронт под командованием маршала Г. К. Жукова стал обходить Берлин с севера, а 1-й Украинский фронт под командованием  маршала И. С. Конева – с юга.  24 апреля 300-тысячная группировка противника оказалась окруженной в районе Берлина. 2 мая 1945 года генерал В. И. Чуйков принял капитуляцию немецкого гарнизона, а 8 мая в Берлине в присутствии советских, американских, английских и французских представителей фельдмаршал Кейтель подписал Акт о безоговорочной капитуляции  Германии. Со   стороны СССР его подписал маршал Г. К. Жуков. День Победы Н. Н. Михайлов встречал в Берлине.

 

  Благодарность за прорыв обороны немцев и наступление на Берлин. 23.04.1945 г. Грамота участнику взятия Берлина. Берлин, 9 мая 1945 г.

За боевые заслуги Николай Николаевич Михайлов был награжден орденом  Отечественной  войны I степени, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За  победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Николай Николаевич Михайлов проработал в Хабаровском политехническом институте (ныне Тихоокеанский государственный университет) более 20 лет. Он пришел на кафедру «Строительная механика», имея громадный опыт работы в Хабаровском институте инженеров железнодорожного транспорта, и внес большой вклад в организацию учебного процесса и создание лабораторной базы кафедры. Под его руководством была создана лаборатория механических испытаний материалов.

Н. Н. Михайлов был одним из самых требовательных и высокопрофессиональных преподавателей кафедры. Особенно пристальное внимание он уделял методике преподавания, обучению педагогическому мастерству молодых преподавателей кафедры, стаж большинства которых был в то время менее трех лет. Не ограничиваясь развитием у студентов формальных навыков математических вычислений, он добивался раскрытия студентами физического смысла поставленных задач. Это достигалось им путем подбора специальных задач. Несмотря на высокие требования к студентам, он пользовался среди них большим авторитетом.

«Ученье – труд и труд тяжелый. Для того чтобы с ним справиться, нужна большая воля, а воля создается воспитанием и закаляется преодолением трудностей. Воспитание воли – это дело самих молодых людей, никто за них этого не сделает», – это отрывок из статьи Николая Николаевича в газете «За инженерные кадры» от 15 мая 1971 года. Именно так он учил своих студентов, наверное, так стоит учиться и нынешнему поколению.

комментарии (0): загрузка...